Писатель, журналист, профессор, преподаватель латышского языка, экономист, политик, просветитель и государственный деятель Францис Трасунс родился 4 (по новому стилю 16) октября 1864 года на хуторе Колнасата Сакстагальской волости.

 

 

 

Отец – Станислав (в местном произношении Танцлов) родился в 1805 году в Ружинской волости. Мать – Иева Эдерчане родилась в 1815 году в Презмском приходе. Семья была большой: семь сыновей и несколько дочерей.

Францис учился в Елгавской школе, закончил Петербургскую духовную семинарию. После ее окончания он два года преподавал латгальский язык. В 1887 году он поступает в духовную академию, получает степень магистра теологии. К выполнению своих обязанностей Трасунс приступает в Даугавпилсе: он преподает в гимназии и реальной школе. Затем он переезжает в Ригу, работает в Рижском латышском обществе, пишет статьи для прессы.

Ещё студентом в Петербурге, Трасунс написал «Грамматику» и «Азбуку» для латгальцев. В 1901 году он издал книгу «Горейга майзе дель тицейгим католим», до 1905 года выпускался «Даугавас католю календарс».

С 1904 по 1906 год Трасунс работал деканом в Резекненском костеле Сердца Иисусова. В течение одного лета под его руководством вокруг костела была возведена ограда, в самом костеле был установлен большой дубовый алтарь.

Францис Трасунс – один из первых латгальских просветителей, видный деятель латгальского Пробуждения, теолог и литератор, был также одним из самых заметных политиков Латвийской Республики в начальный период ее существования.

До Февральской революции 1917 года он был известен своей активной позицией сопротивления политике русификации и полонизации Латгалии.

Будучи священником, он никогда не ограничивался только выполнением конфессиональных обязанностей. Еще относительно молодым человеком он принимал участие в «парламентском эксперименте» - работе первой Государственной думы (1906), куда он был избран от Витебской губернии, несмотря на сильное противодействие помещиков. Это, несомненно, позволило ему приобрести первый серьёзный политический опыт, который оказался непродолжительным ввиду досрочного роспуска думы. Свои взгляды Ф.Трасуну удавалось излагать на страницах редактируемой им газеты «Аусеклис».

С либеральных позиций Трасунс требовал земли тем, кто ее обрабатывает, критиковал кабинет министров и отдельных чиновников, выступал за всеобщую амнистию, протестовал против действий карательных экспедиций.

Тогда же определились и его политические убеждения. Трасунс призывал латгальцев держаться на равном удалении от радикалов, к какому бы направлению те ни принадлежали: «более всего желательно, чтобы наш крестьянин придерживался программы умеренно левой партии, или, как её ещё называют, партии центра…»

Помимо активного участия в латгальском национальном движении (статьи в печати, работа в Комитете помощи латгальским беженцам во время первой мировой войны и в Латгальском земском совете в 1917 году), Трасунс поддерживал давние и тесные связи с влиятельными политическими кругами в Риге. Он был одним из организаторов общелатгальского съезда в Резекне в 1917 году. На этом съезде решался вопрос о присоединении Латгалии к Латвии.

«Что такое Латгалия?» - спрашивал Трасунс и отвечал: «Латгалия – это уголок Латвии, который правительство царской России решило окончательно русифицировать; где до 1904 года издание, покупка и продажа латышских книг осуждалась как преступление против государства; где латышская школа и латышский язык в школе были запрещены…; где ни один латышский католик не мог получить место учителя – когда Курземе и Видземе были свободны от всех этих запретов. Латгалия – это уголок Латвии, где крестьяне жили в больших деревнях и где земля была поделена на узкие полоски; где у хозяина было только от 3 до 6 десятин земли… когда в Курземе и Видземе были хозяйства с 30-100 десятинами земли… Это – особенности Латгалии, только одна часть из них…»

Трасунс входил в состав Латышского временного национального совета в Петрограде, на заседании которого в январе 1918 года одним из первых выступил не за автономную, а за независимую Латвию. С конца 1919 года он заседал в Народном совете Латвии, его можно считать одним из основателей Латвийской Республики. Позднее, его авторитет для части политиков оказался серьезным фактором при решении ряда сложных латгальских и общегосударственных проблем.

Включение Трасуна в состав латгальской фракции Народного Совета существенно увеличило вес фракции в этом своеобразном предпарламенте. В политике Трасунс отличался самостоятельностью суждений и независимостью.

Деятельность Трасуна в Учредительном собрании и, отчасти, в первом Сейме с разной степенью обстоятельности описана рядом авторов, например – Микелисом Букшем.

В своей парламентской деятельности Францис Трасунс остро критиковал аграрную реформу, которая проходила в Латгалии чрезвычайно болезненно и не оправдала надежд большинства ее крестьянского населения.

В 1924 году он порывает с Союзом христианских крестьян Латгалии и создает Партию латгальских демократов.

Францис Трасунс утверждал, что демократы не являются партией какого-либо класса, это партия всего народа. Самые обширные разделы программы 1924 года – аграрный раздел и вопросы культуры (соответственно восемь и девять пунктов), что свидетельствует о приоритетах партии во внутренней политике. В социальной области подчеркивается ведущая роль государства в финансировании раздела деревень на хутора, содержании школ и религиозных учебных заведений.

Несмотря на ограниченное представительство в Сейме, Партия латгальских демократов, благодаря усилиям, в первую очередь, Франциса Трасуна, пользовалась достаточно серьезным влиянием, как в столице, так и в местных органах власти.

Партия Трасуна стала инициатором и организатором съезда католиков в Резекне, состоявшегося в конце сентября 1924 года.

Как депутат I и II Сеймов, Трасунс произнес более 400 речей, владел девятью языками. Историки отмечают, что Трасунс был одаренным, активным политиком, мыслил самостоятельно, имел свою точку зрения. Кстати, работая в Сейме, Трасунс не забывал о Резекне: он являлся членом комитета по строительству Резекненского Народного Дворца (позже – Народного дома).

Многое сделал Трасунс и во имя церкви. Например, добился заключения конкордата, возобновления Рижского архиепископата.

В середине 20-х годов возникла напряженность во взаимоотношениях между церковью и Трасуном. В 1924 году епископ накладывает на него суспендию (запрет на ведение духовных церемоний в костеле). 21 июня 1925 года булла Папы Римского об отлучении Франциса Трасуна была зачитана во всех костелах Латвии.

В народе популярность Трасуна не пострадала.

Он скончался от инфаркта 6 апреля 1 апреля 1926 года, хоронили его в Резекне. Во время следования поезда с прахом Трасуна из Риги в Резекне, на разные станции приходили люди, отдавая ему дань памяти. Тысячи людей шли в траурной процессии в Резекне, по старой городской улице, мимо костела, в котором когда-то служил Францис Трасунс к кладбищу на улице Миера, где он был похоронен.

С конца 80-х годов 20 века латгальцы, заново знакомясь с историей своего края, узнавая о своих знаменитых земляках, вернули имя Трасуна из небытия. Одна из улиц Резекне носит имя Трасуна, в Колнасате открыт музей (с портретом Трасуна кисти уроженца Резекне, художника Александра Станкевича), в котором собраны материалы, рассказывающие о земляке, Резекненский Народный театр осуществил постановку спектакля по его литературным работам, в издательстве Латгальского культурного центра вышло собрание сочинений Трасуна.

Когда заходит речь о конфликте между Трасуном и церковью, называются различные причины: столкновение характеров, политических взглядов… С одной стороны, деятельность Трасуна как политика и священника в борьбе с коррупцией, помощь церкви в возвращении имущества, с другой – обвинения его в том, что он позволял себе приходить на заседания Сейма в светской одежде, нарушал целибат…некоторые даже называли его отступником. После того, как епископ в феврале 1924 года запретил ему вести богослужения, Трасунс вышел из Христианской партии и учредил Партию латгальских демократов. В марте 1925 года от нескольких депутатов – латгальских демократов потребовали сложить мандаты. В ответной речи депутаты оценили эти требования как незаконные и бесстыдные. Церковная курия призывала Трасуна раскаяться, публично признать свою вину и подчиниться диктату церкви. Он этого не сделал. Из опубликованной 19 сентября 1925 года в газете «Латголас Вордс» папской буллы, читатели узнали об отлучении Трасуна от церкви. На следующий день, 20 сентября, булла была зачитана во всех храмах. Трасунс писал в Ватикан, отрицая все обвинения. Ответа он не получил, но народ поддержал его, выбрав во II Сейм.

После отлучения от церкви, Трасунс молился дома, но на Пасху в апреле 1926 года, он пошел в церковь, был из нее изгнан, ушел в слезах… На следующий день, 6 апреля, он умер от инфаркта.

Представители латгальской интеллигенции и депутаты Сейма несколько лет пытались добиться отмены решения церкви об отлучении Трасуна. Архиепископ-митрополит Янис Пуятс послал в Ватикан документы с просьбой пересмотреть дело Трасуна. В августе 1998 года в Ватикане был издан декрет о реабилитации священника Франциса Трасуна. В послании говорится о том, что с момента смерти священника, наказание, возложенное на него, теряет силу; что современный кодекс законов церкви не предусматривает отлучения от церкви за поступки, в которых в свое время обвинялся Францис Трасунс, а обвинения в предоставленной ранее информации были выдвинуты под влиянием политических мотивов.

В августе 1988 года Ватикан пересмотрел дело священника Франциса Трасуна и он был реабилитирован.

Трасунс как-то заметил: «Власти принадлежит миг, правде – вечность». Время все расставляет по своим местам.

0
0
0
s2smodern
powered by social2s